О ЧЕРЕМШЕ

Наука и жизнь, 1989, №8

Знакомство моё с этим растением состоялось ещё в середине тридцатых годов. В колхозе жилось бедно, и мой дед стал плести зимой лапти, а весной распродавал. После выручки как лакомство он покупал мне связанные в пучки листья черемши.

Это бывало ранней весной, ещё кое-где в оврагах лежал снег, не росла никакая трава, а ярко-зелёные листья черемши уже были готовы к употреблению.

Уже после войны, живя в Москве и вспоминая, с каким аппетитом я уплетал черемшу в детстве, я заинтересовался, откуда же она появлялась на базаре в нашем районном городке. Однажды, приехав на родину, обследовал окрестности и обнаружил, что черемша растёт километров за 25 от нашей деревни.

Это был большой, преимущественно дубовый лес с подлеском из лещины. В литературе наши леса известны как Тульские засеки. Само название происходит от слов «ссечь» или «засечь». Когда-то здесь проходило южная граница Московского государства. При необходимости определённой ширины полоса леса ссекалась макушками в сторону противника и конница пройти не могла. Поэтому лес был под особой охраной государства. Тульские засеки - это, неверное, самый древний лес в центре России, в нём сохранилось естественное сообщество растений.

Прошло ещё несколько лет. Я сделался заядлым садоводом-любителем. Много читал различной литературы о растениях и теперь знал, что черемша - это «лук победный», что это ценный пищевой и лекарственный продукт. Витамина С в листьях черемши больше, чем в луке репчатом в три с лишним раза.

На мой взгляд, особая ценность этого растения в том, что оно растёт самой ранней весной, еще в помине нет щавеля, салата, ревеня. В литературе пишется, что черемша растёт в Сибири и на Кавказе. Однако она благополучно чувствует себя за 250 километров от Москвы. Почему именно в Тульских засеках растет черемша? Возможно, потому, что это ведь леса, которые существуют издревле, они никогда не вырубались, их территория никогда не была под пашней, как, скажем, территория лесов Московской области. Очевидно, черемша раньше была более распространена. И ещё одну особенность хочется отметить.

Через несколько лет после первой встречи черемши стало больше. Теперь весь лес был изрыт кабанами, размножившимися за эти годы в Тульской области. Очевидно, они, роясь в поисках луковичек черемши, способствуют её размножению. Такую же зависимость я заметил и с одним из первоцветов - ветреницей, она тоже сильно разрослась, когда лес стали перекапывать кабаны.

Сейчас я удивляюсь, почему, когда я впервые увидел растущую черемшу, мне не пришло в голову посадить её в саду. Однако в следующий раз я такую попытку предпринял, и черемша отлично перенесла путешествие в Московскую область, хорошо прижилась на огородной грядке. В тот же год выбросила цветочные стрелки, набросала вокруг себя семян, а на следующий год вокруг маточных растений появилось бодрое, жизнерадостное потомство. Теперь я стал её высаживать в самых различных местах, в хвойном, лиственном лесу, на плотной дернине старого сада. И везде, даже в плотном окружении одуванчика, сныти и пырея, проростки черемши чувствовали себя прекрасно. Жизнеспособность черемши удивительна. Был такой случай: летом я посадил в лесу несколько растений. Осенью в этом месте рыли кабаны и один кустик выпахали и перевернули корешками вверх. Всю зиму он пролежал с открытыми корнями, и когда я весной пришёл посмотреть посадки, то увидел, что корешки этого растения живы, развернулись к земле и начинают расти.

Увидев это, я решил раздать черемшу в Московском обществе испытателей природы, членом которого я являюсь. Прошло несколько лет, и все, кому я раздал (более ста человек), говорят, что черемша прижилась и хорошо растёт.

И вот я думаю, неужели у нас нет такой организации, которую заинтересовало бы это растение как пищевой продукт, который появляется весной раньше всех других, то есть когда такой продукт больше всего нужен? Неужели нельзя развести черемшу по всей нашей средней зоне?

В. ПРОХОРОВ.

BACKHOME