ЧТО ТАКОЕ СВИСТОПЛЯСКА?

Наука и жизнь 1988 №9

Слово это в русском языке означает безудержное, хаотическое проявление чего-нибудь, полную неразбериху, беспорядок. Однако не всегда оно имело нарицательное значение. В прежние века в городе Вятке (ныне Киров) существовал местный народный праздник под таким названием, тесно связанный с местным же художественным промыслом - всем известной дымковской глиняной игрушкой-свистулькой.

Ежегодно, в четвертую субботу после пасхи (то есть в ту пору, когда в эти северные края приходит весна) у часовни на высоком берегу реки Вятки с утра служили панихиду по «невинно убиенным» (существует ничем не подтверждённая легенда о том, что в XIV или XV веке осаждённые врагами в своём городе вятчане ночью по ошибке перебили пришедших им на помощь соседей - с этим событием и связывают возникновение праздника). А потом начиналось гуляние, во время которого с высокого берега к воде катали глиняные пустотелые шары с несколькими горошинами или орехами внутри для пущего шума. В ритуал праздника входили кулачные бои, песни и пляски, и непременно в течение всего дня свистели тысячи глиняных свистулек, которые продавались тут же, вместе с другими игрушками, разными сладостями и прочим товаром. Вот этот шумный праздник и назывался Свистопляска, а с конца ХIХ века - Свистунья.

Этнографы склонны видеть корни этого празднества в древних культах почитания предков, а также прославления весеннего пробуждения природы. Свистом отгоняли злых духов, а катанием шаров, по форме напоминающих яйца - символ зарождения жизни, призывали плодородие на свою землю. Отголоски древних культов плодородия можно видеть и в сюжетах дымковской игрушки, изготовлявшейся ко дню Свистопляски в больших количествах. Среди кукол преобладали кормилицы с детьми, а свистульки изображали птиц и домашних животных, которых древние земледельцы считали носителями плодородия.

Праздник этот просуществовал до конца 1920-х годов. В середине XIX века его считали единственным в мире по оригинальности ритуала и названию. Но с тех же пор характер второй половины праздника стал меняться: уменьшалась обрядовая сторона, он все больше превращался в детскую забаву, и одновременно росла роль торговли, так что в конце концов его ритуал после традиционной панихиды всё больше напоминал ярмарку для продажи игрушек.

И. БОГУСЛАВСКАЯ. О вятской Свистопляске. «Советская этнография», № 2, 1988.

BACKHOME